Главная / История / Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой

Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой

Эта песенная строка давно уже стала крылатой. Так названы книги; она прочно обосновалась на газетных и журнальных страницах, дав название рубрикам и статьям. А ведь в первоначальном варианте стихотворения поэта Евгения Михайловича Винокурова строчки этой не было, как не было и многих других. Стихотворение было напечатано в журнале «Новый мир» в 1955 году, его прочел замечательный эстрадный певец Марк Бернес и принес к композитору Андрею Эшпаю.


http://www.youtube.com/watch?v=lbyKHbFwPHI

Вспоминая историю создания песни, Андрей Яковлевич Эшпай рассказывал:

«Я жил тогда на Большой Бронной, в полуподвале. Окно было открыто, и ко мне часто приходили...через окно. (Дом этот сейчас уже снесли, к сожалению...) Так вот, именно таким образом проник ко мне в квартиру и Марк Наумович. Поставил журнал на пюпитр инструмента, за которым я работал, раскрыл на нужной странице и сказал: «Прочти эти стихи. Они для тебя. Нужна музыка!»

Надо сказать, что для всех нас Бернес был легендарной личностью. Но он был не только прекрасным актером и певцом, а еще обладал поразительным умением «угадывать» в стихотворных строчках будущую песню. Про это уже много написано и сказано за последние годы. А тогда... Он уселся напротив и стал ждать, словно я сочиню музыку сейчас же, при нем.

s2

Марк Бернес

Стихи меня потрясли. Они были просто снайперски из моей биографии. Я ушел на фронт с Бронной, правда, не с Малой, а с Большой. Но ведь эти улицы — рядом. На войну еще раньше ушел и мой старший брат, Валя. Он погиб в самом ее начале — в июле — августе сорок первого, между местечком Сальцы и Дно. Я проезжал те места: равнина заболоченная, низенький лесок небольшой, от пули не спрячешься — безнадежно... Он погиб во время минометного обстрела. А мама все ждала и ждала его возвращения, не верила в его гибель до последних дней... Ложилась спать всегда очень поздно. И вот этот свет лампы воспаленной в стихах Винокурова—казалось бы, очень точные слова. В них я увидел свою маму, ожидающую и перечитывающую мои и братовы письма с фронта. Я до сих пор вспоминаю маму именно в этом куплете. Все так сходилось, что буквально при нем, при Бернесе, я сыграл песню так, как что потом и осталось. Во всяком случае, основная интонация в его присутствии была найдена. Это ведь, можно сказать, какая-то тайна: музыка и слова...

s3

Андрей Эшпай

Еще Маяковский говорил: «Нажал — сломал...» Вот так и стихи эти высекли искру вдохновения, и тут же родился музыкальный образ, который им соответствовал. Остальное было уже, как говорится, делом техники. По-моему, Винокурову даже больше пришлось потом над этой песней работать...»

s4

Евгений Винокуров

Когда музыка к стихам была написана, стало ясно, что в текст необходимо вносить изменения. Эшпай и Бернес познакомились с Винокуровым, который семнадцатилетним парнишкой, девятиклассником ушел на войну добровольцем.

Когда его спрашивали о том, существовали ли на самом деле Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой, поэт отвечал, что «прототипов в полном смысле этого слова у героев стихотворения, а потом и песни не было. Но когда я его писал, мне больше всего представлялся образ моего школьного товарища, 17-летнего Саши Волкова, жившего в одном из переулков Арбата. Хотелось создать поэтический памятник моим сверстникам, всем московским ребятам, которые мужественно сражались с врагом. Многие из них не вернулись домой, а другие покалечены войной...».

И в начале работы над этим стихотворением, и уже после его опубликования в «Новом мире» Евгений Винокуров долго бился над первой и заключительной его строфами, пока наконец не нашел прекрасный зачин, задумчивый и грустный, сразу вводящий нас в атмосферу событий:

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой...

Бернесу такое начало очень понравилось, как и строчки, где вместо «шумной Моховой» появилась «тихая» — ведь на улице ночь, а вместо торжественного слова «сияет» поэтом было поставлено более трагическое «пылает». Теперь последнее четверостишие звучало так:

Пылает свод бездонный,

И ночь шумит листвой

Над тихой Малой Бронной,

Над тихой Моховой.

Однако после настойчивых просьб Бернеса Винокуров сделал для песни иную концовку:

Но помнит мир спасенный,

Мир вечный, мир живой

Сережку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой.

И все же, несмотря на огромный успех и широкое распространение песни, в изданиях своих стихов поэт неизменно печатает свой вариант концовки «Москвичей».

Поэт Константин Ваншенкин, подробно и обстоятельно излагающий историю создания этих стихов и песни в своей книге «Поиски себя», объясняет это тем, что для Винокурова «концовка песни выглядела слишком плакатно, прямолинейно, так же как для Бернеса концовка стихотворения была чересчур спокойной, статичной.

Так они и остались каждый при своем мнении. И песня тоже осталась — одна из лучших песен, появившихся после войны».

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Сережка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

А где-то в людном мире

Который год подряд

Одни в пустой квартире

Их матери не спят.

Свет лампы воспаленной

Пылает над Москвой

В окне на Малой Бронной,

В окне на Моховой.

Друзьям не встать. В округе

Без них идет кино.

Девчонки, их подруги,

Все замужем давно.

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой

Сережка с Малой Бронной

И Витька с Моховой.

Но помнит мир спасенный,

Мир вечный, мир живой

Сережку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой.

Ю. Е. Бирюков

Подписка на новости

Смотрите также:

История московских поговорок и крылатых фраз История московских поговорок и крылатых фраз Откуда взялись выражения «Москва слезам не верит», «Орать во всю ивановскую» и «Откладывать в долгий ящик»? Заглядываем на странички истории. Подробнее...
Москва сыграла роль провинции. Как и где снимали фильм «Завтра была война» Москва сыграла роль провинции. Как и где снимали фильм «Завтра была война» В 1987 г. вышла картина «Завтра была война» Юрия Кары по одноимённой повести Бориса Васильева. Фильм получил высшие награды во всём мире. Подробнее...
Дореволюционные рестораны Москвы Дореволюционные рестораны Москвы Сегодня мы расскажем Вам о главных дореволюционных ресторанах столицы, в которых бывали знаменитые писатели, государственные деятели, живописцы – вся элита имперской Рос... Подробнее...
Какими раньше были игровые площадки в московских дворах Какими раньше были игровые площадки в московских дворах Игровые площадки нашего детства мало чем напоминали нынешние. У современных маленьких москвичей под ногами безопасное покрытие вместо асфальта. Ракета из арматуры и качел... Подробнее...
Магазин-музей. В Елисеевский гастроном ходят и за хлебом, и за зрелищами Магазин-музей. В Елисеевский гастроном ходят и за хлебом, и за зрелищами Старинное выражение «Хлеба и зрелищ» идеально подходит к легендарному Елисеевскому магазину на Тверской. того и другого здесь имеется в избытке. Этот удивительный магазин... Подробнее...

Свяжитесь с нами

В Контакте: santandrey

По вопросам сотрудничества: reklama@anothercity.ru

Для ваших анонсов о ваших событиях и интересных местах: anons@anothercity.ru

По вопросам работы портала: admin@anothercity.ru