Главная / Живые города / Люди / Страдивари из Москвы

Страдивари из Москвы

Во дворе Музея Глинки, на фоне бесстрастных многоэтажек ютится совершенно ирреальный сарайчик с двумя дверьми. Около одной висит табличка «Оганезов Амиран Павлович», около другой — «Азоян Михаил Яковлевич». Тут обитают два скрипичных мастера музея, авторитетнейшие представители своей почти не существующей профессии.


ОГАНЕЗОВ Амиран Павлович

Дело, которому мы служим, умирает. Есть такой город Кремона, где начиная с XVI века жили выдающиеся мастера — я даже фамилии называть не буду, их все знают. И сейчас там традиции, конечно, сохраняются. В городе 70 тысяч жителей, и среди них 500 мастеров. Весь город заточен под изготовление скрипки. Но они потеряли самое главное — звучание старинных итальянских инструментов. Сейчас очень трудно отличить французскую скрипку от немецкой или итальянской. Сейчас они приблизительно одинаковые.

s1

Амиран Оганезов

А в Москве официально осталось десять мастеров. И еще, допустим, десять — по всей остальной России. Это те, кто делает новые скрипки. Потому что надо сначала научиться делать скрипку и только потом можно начинать реставрировать старинные инструменты. Тот, кто не умеет сам сделать скрипку, никогда не будет хорошим реставратором.

Наша специальность — таинственная и непонятая. И еще знаете, в чем дело? Слишком много вокруг крутится жулья — как будто делают скрипки, что-то продают, обманывают. И такое получается общее мнение, что мы все какие-то авантюристы. Хотя... на самом деле скрипичный мастер должен быть чуть-чуть авантюристом. Чтобы искать, чтобы какой-то фокус сделать.

Мы c Михаилом Яковлевичем все время экспериментируем. Он три года работал над грунтом и нашел. Я бы не сказал, что это грунт Страдивари, но что-то похожее. Грунт — это самое главное для звучания скрипки. Когда-то считалось, что секрет звучания скрипки — в лаке, но буквально десять лет тому назад стало понятно, что секрет звучания скрипки — в грунте. Грунт — это тот материал, которым скрипка покрывается до лакировки. Лак не должен попасть в свежее дерево. Он заходит в поры и глушит инструмент. Грунт предохраняет скрипку от лака. Михаил Яковлевич достиг больших успехов в этом плане. У него грунт очень помогает звучанию скрипки и альта. Я просто к нему прихожу: «Миша, налей немножко грунта». Он дает.

АЗОЯН Михаил Яковлевич

Отчего скрипки Страдивари звучат лучше, чем все остальные? Все, что можно замерить, было уже давно замерено. И тем не менее подобных результатов больше никто не добился. Значит, дело в том, чего мы глазами увидеть не можем. И тогда я пришел к выводу, что причина — не на поверхности, а внутри дерева. Загадочное слово «грунт». Рецептов его не сохранилось, конечно.

s2

Михаил Азоян у себя в мастерской

Вообще, к слову «рецепт» всегда надо с опаской подходить. Человек, знающий и умеющий, никогда рецепт не напишет. Пишет тот, кто ничего не знает. У Страдивари не было времени писать книги и посвящать посторонних в свои секреты. Я к тому же думаю, что тогда это и не было никаким секретом. Это было чем-то общепринятым, все так делали.

Со временем это утратилось, потому что появились новые технологии, более легкие. Это же всё очень трудоемкие вещи — подготовить дерево, подготовить грунт, пропитать им скрипку, все это лишнее время. А в начале XIX века поток пошел, уже фабрики открылись, уже не качеством брали, а количеством. И многие мастера, которые что-то знали, просто экономически не выживали.

Сейчас большинство фабрик находится в Китае. Китайцы делают инструменты от самых простеньких (по 100 долларов за комплект: скрипка, смычок, футляр) до очень хороших.

s3

Амиран Оганезов и Михаил Азоян

Вообще, скрипки дело темное. Потому что за 200—300 лет своей жизни инструмент бывает в разных руках, у разных людей, у дилеров, спекулянтов. И там такие вещи происходили! Из одного хорошего инструмента делали три: брали итальянскую скрипку, разнимали на три части, потом подгоняли к каждой все остальное и говорили, что это три итальянских скрипки. И угадать правду уже невозможно. За 100—150 лет все затерлось, поцарапалось, после еще подлакировывали пару раз. А между прочим, скрипка Страдивари, у которой все детали свои, стоит от пяти миллионов. А скрипка с верхней чужой декой — в районе одного-двух миллионов. Разница серьезная.

Источник: http://os.colta.ru/music_classic/events/details/22139/?expand=yes#expand

Подписка на новости

Смотрите также:

Вадим Ерофеев: Мечтаю попасть на паралимпийские игры Вадим Ерофеев: Мечтаю попасть на паралимпийские игры Я родился с ДЦП, мое детство почти никак не отличалось от детства других детей. Я также играл с ребятами на улице, ходил с братом на рыбалку. Подробнее...
Дом, который построили Ефремовы Дом, который построили Ефремовы Москвичи Олеся и Иван Ефремовы своими руками создали «бизидом» для подготовительной группы детского сада, которую посещает их дочь Светлана. Подробнее...
Ирина Александровна Антонова отмечает 75-летие работы в Пушкинском музее Ирина Александровна Антонова отмечает 75-летие работы в Пушкинском музее 10 апреля президент ГМИИ им. А.С. Пушкина Ирина Александровна Антонова отмечает юбилей работы в музее. Она посвятила Пушкинскому музею 75 лет своей жизни и стала его симв... Подробнее...
Набравший 400 баллов на ЕГЭ школьник раскрыл секрет успеха Набравший 400 баллов на ЕГЭ школьник раскрыл секрет успеха Руслан Салимгареев рассказал в интервью RT, как ему удалось набрать 400 баллов по четырем предметам ЕГЭ. Подробнее...
Пришел, не увидел, победил. Один день из жизни слепого гонщика Пришел, не увидел, победил. Один день из жизни слепого гонщика Каждое утро из кирпичного дома на Академической улице в Москве выходят мужчина и черный, как тьма, лабрадор. Собака-поводырь ведет своего незрячего спутника в метро, а от... Подробнее...

Свяжитесь с нами

В Контакте: santandrey

По вопросам сотрудничества: reklama@anothercity.ru

Для ваших анонсов о ваших событиях и интересных местах: anons@anothercity.ru

По вопросам работы портала: admin@anothercity.ru